Pete Doherty: Типичный Пит
Май 15, 2017
Элла Молочковецкая (4 статей)
Поделиться

Pete Doherty: Типичный Пит

Течение концертов Пита Доэрти так же трудно предсказать, как и природный катаклизм. Такой, как снег, 11 мая засыпавший столицу, включая окрестности клуба «YotaSpace», в котором выступал Пит.

Приятно отметить, что съедающего время «разогрева» как такового не было. Просто вышел на сцену интеллигентного вида человек и начал ставить на ди-джейской установке один за другим рок-хиты, чередовавшиеся, словно подборка среднего любителя музыки в соцсетях. Ровно через час, когда зал заполнился почти до отказа — а на этот раз вместительное помещение клуба было поделено на фанзону и партер, что сыграло скорее в минус, разъединив аудиторию, — на сцену вышел главный герой вечера.

Питер всегда обладал редкой для рок-музыканта способностью моментально налаживать контакт с залом. И дело даже не столько в близком нашему менталитету образе жизни рок-героя, сколько в его детской открытости. То, что зрителю, впервые пришедшему на концерт, представляется чем-то сродни пьяной клоунады, знатоки и ценители воспринимают «на ура». Будь то увеличение градуса потребляемых на сцене напитков, крайне неожиданный подбор песен или невнятное (но, однозначно, родное) бормотание в качестве ответов на записки почитателей.

Сам Доэрти выглядел вполне типично для себя: строгий костюм, оживленный цветными подтяжками, и неизменная шляпа. Лицо, утратившее одутловатость и приобретшее прежние чёткие очертания. Выразительная жестикуляция. Надлом в интонациях печального Пьеро. Седой тридцативосьмилетний вундеркинд, победитель поэтических конкурсов, недоучка Лондонского университета…

В течение концерта музыкант разоблачался: снял шляпу, затем пиджак, оставшись в мокрой от пота рубашке. Периодически утирал лицо белым полотенцем. Испарину можно было списать на нещадность ретро-осветительных приборов, заполонивших сцену. На самом же деле но — результат творческой отдачи, с которой всегда выступает Доэрти.

К сожалению, на этот раз что-то пошло не совсем так. То ли Пит растерял по дороге свой сопровождающий коллектив, представляющий собой нечто среднее между цыганским табором и Ноевым ковчегом, и это помешало полноценной презентации нового альбома. То ли повлиял манера игры второго находящегося на сцене музыканта – клавишницы и, по совместительству, подруги жизни. Француженка Катя (ну, любит Пит это имя) в свое время была в команде режиссера-документалиста Роджера Сарджента, снимавшего фотосессии и фильмы с The Libertines. Музыка для этой скромной девушки – дело новое, поэтому дуэт никогда не бывшего гитарным виртуозом Пита и робких клавиш Кати вызывал довольно-таки заунывное впечатление. Все это максимально снижало темпоритм вечера, а с ним и лишало надежды на какой-никакой драйв. Единственная композиция, где был уместен замирающий звук пианино – «You’re My Waterloo», шедевр сентиментальной эпохи, давным-давно существовавший в демо-версии, и «доведенный до ума» на третьем студийном альбоме The Libertines «Anthems for Doomed Youth».

Временами Пит выбирался из этой трясины, бодро начинал играть хиты, но, как правило, не доводил дело до конца, останавливаясь после первого куплета. Затем выступал с ему одному понятными сентенциями, и продолжал ту же песню с припева или второго куплета. Лучшим помещением для такого формата был бы квартирник, где все знакомы и сибаритствуют, сидя на диване, попивая вино, и не особо заморачиваясь по поводу течения времени и качества звучащего саундтрека.

Пит должен был представить публике новый альбом «Hamburg Demonstrations». Однако до песен со свежего диска дошло не сразу. Открыла выступление самая первая, записанная еще с продюсером и сооснователем группы Suede Бернардом Батлером композиция The Libertines «What a Waster». Затем пошли вперемешку эпики этого самого известного коллектива Доэрти, а также второй по счету группы Babyshambles, и материал из сольных альбомов. «Love Reign O’er Me» была исполнена аж дважды, причем, второй раз – по просьбе фанатов. Всего же из обещанного, то бишь нового альбома, прозвучали акустические версии песен «She is Far», «Down for the Outing», «Hell to Pay at the Gates of Heaven», «The Whole World Is Our Playground». Не обошлось и без каверов: была исполнена «Well I Wonder» нежно любимых Питером The Smiths. Музыкант взялся было играть «Hired Gun», которую в стилистике дикого Запада исполнял с безвременно почившим Аланом Уоссом (Alan Wass), но резко оборвал начало куплета. Завершили концерт «The Good Old Days», после которой самые преданные поклонники успели выловить Пита и Катю на выходе из зала и вручить – нет, не букет или матрешку, а дорогостоящую бутылку водки.

Как верно замечают даже самые преданные фанаты: «Пит – это не о музыке», имея в виду концептуальность как образ жизни. Хотя, самому Питу не нравится, когда его вспоминают только по поводу романов с Кейт Мосс и Эми Уайнхаус, рисования картин собственной кровью или небольших безобразий, типа появления на очередном заседании суда в консервативном женском костюме. В какой-то степени его выступление 11 мая – не просто концерт по заявкам, а своеобразный экзамен на знание творчества разного периода. Кто не ответил, то бишь, не подпел, был понимающе высмотрен в толпе его умными темными глазами. Пит, книгочей и интеллектуал, играет в поддавки со зрителями и держит фиги в карманах. Подобно великану Глюму из горинского «Дома, который построил Свифт», Пит максимально занижает себя, – сначала с помощью наркотиков, а, после удачно проведенной реабилитации, – алкоголя, чтобы стать «маленьким гигантом», поближе к народу. Иногда ему это удается.

Через час-полтора после начала концерта из танцпартера с недоуменными лицами стали выбираться зрители, незнакомые с традицией импульсивного пения. Часть перемещалась поближе к бару, чтобы воспринимать песни в том же состоянии, в каком они были написаны, остальные – на выход. Но потом и те, и другие возвращались, едва заслышав бессмертные боевики «F*ck Forever» или «Time for Heroes».

Итог – почти три часа и тридцать три песни, пожалуй, самого странного (или самого типичного) концерта Пита в России. В какой-то момент остро захотелось, чтобы на сцену вышел какой-то авторитетный для Доэрти человек, например, со-основатель «Либертинз» Карл Барат или сподвижник по «Бэбишемблз» Дрю МакКоннелл, и, взяв за плечо, сказал ему, жалеючи: «А что это ты делаешь на сцене? Концерт-то уже закончился!»

Элла МОЛОЧКОВЕЦКАЯ
Фото — Елена Савицкая.
Благодарим Наталью Шиняеву (клуб «YotaSpace») за аккредитацию.

Общее впечатление

11 мая 2017 г.
Москва, клуб "YotaSpace"
клуб "YotaSpace"

Элла Молочковецкая

Элла Молочковецкая