Лорелей Макбрум (The Australian Pink Floyd Show): Темная сторона «Пинк Флойд»
Декабрь 8, 2013
Александр Железнов (5 статей)
Поделиться

Лорелей Макбрум (The Australian Pink Floyd Show): Темная сторона «Пинк Флойд»

Не так давно в Москве и Санкт-Петербурге прошли выступления австралийской трибьют-группы The Australian Pink Floyd Show (TAPFS). Интерес к творчеству Pink Floyd в нашей стране огромен, а австралийцы считаются одной из лучших команд, исполняющих музыку великих англичан c 1988 года! Неудивительно, что их концерты прошли с большим успехом.

Дополнительный интерес к TAPFS вызывал и тот факт, что в нынешний состав группы входит бэк-вокалистка самих Pink Floyd Лорелей МакБрум. Лорелей, приезжавшая в Москву еще в 1989 году, личность сама по себе весьма известная и интересная. На ее счету работа с такими прославленными исполнителями, как Rolling Stones, Род Стюарт, Лу Рид, Нил Роджерс, Донни Осмонд, Билли Айдол, Джонни Кемп, Крис Айзек и еще доброй дюжиной не менее громких имен.
Во время московских гастролей нам удалось побеседовать с Лорелей МакБрум. В ходе эксклюзивного интервью мы обсудили ее опыт работы с настоящим «Флойд» и австралийским коллективом, ее подход к интерпретации бессмертной музыки и различные этические и творческие нюансы существования трибьют-артистов в наше время.

Добрый день, Лорелей. Рады вновь видеть вас в Москве и снова с музыкой Pink Floyd, на это раз в исполнении австралийской кавер-группы. Отношение к подобным группам неоднозначное. Что вы думаете о трибьютах вообще и трибьютах Pink Floyd в частности? Что выделяет TAPFS среди множества других коллективов, исполняющих музыку Pink Floyd?
Я тоже очень рада вновь оказаться в Москве, где так любят музыку Pink Floyd! Что касается трибьют-групп, то должна сказать, что я и не подозревала о масштабах этого явления, пока сама не оказалась в такой группе. Сегодня трибьют-группы занимают довольно большую нишу среди концертирующих составов. Дело в том, что многих великих групп прошлого по тем или иным причинам уже не существует, а люди хотят слышать их музыку «живьем», на концертах. Ведь это совсем другой опыт, чем слушать записи у себя дома или смотреть видео. Очень важно бережно относится к исполнению музыки легенд прошлого.
Что касается TAPFS, то они выступают по всему миру уже 25 лет! Все мои друзья из области музыки говорят мне, что австралийцы – лучшие, и я ними полностью согласна. Если бы это было не так, то мы не собирали бы полные залы, такие как, например, огромный лондонский «О2». Я получаю огромное удовольствие, выступая с ними. Кстати, и Дэвид Гилмор, и Ник Мэйсон очень уважительно относятся к деятельности TAPFS. Группа даже выступала на юбилее Дэвида несколько лет назад, а Ник подсчитал, что TAPFS дали уже больше концертов, чем оригинальный Pink Floyd! (Смеется.)
Вы поддерживаете отношения с ними обоими?
С Дэвидом Гилмором я, к сожалению, потеряла связь, мы не общались уже несколько лет. Но я всегда буду признательна ему за то, что в свое время он дал мне уникальный шанс поработать в Pink Floyd. Тем более что для меня это был первый опыт участия в таком большом гастрольном туре. С Ником Мэйсоном мы постоянно на связи и сейчас. Прошлым летом он пригласил нас с сестрой в Англию на автомобильный фестиваль «Goodwood Festival Of Speed». Он же большой поклонник автомобилей и автоспорта, не пропускает такие мероприятия. Мы там даже устроили импровизированное выступление, исполнив с ним «Great Gig In The Sky». Все были просто счастливы!
Сейчас в TAPFS вы исполняете те же песни, что и в настоящем Pink Floyd много лет назад. Что для вас значит их исполнение сегодня, уже в составе трибьют-группы?
TAPFS делают всё с бесконечным уважением к Pink Floyd. Они стараются максимально точно соответствовать оригиналу. Их основная идея – донести в концертном исполнении музыку Pink Floyd именно такой, какой все ее знают и любят по студийным записям. Но они досконально изучили и концертные записи, так что в нашей программе можно услышать и реконструкцию «живых» версий песен.
Дэвид Гилмор, Рик Райт, Роджер Уотерс и Ник Мэйсон создали свой собственный уникальный стиль. TAPFS позволяют мне наслаждаться музыкой Pink Floyd, исполняя ее со сцены. Pink Floyd больше никогда не отправятся в турне, по крайней мере, так заявил Дэвид Гилмор после смерти Рика Райта. Поэтому лично для меня участие в TAPFS – это еще и лишний шанс пообщаться с людьми, которые приходят на наши концерты по всему миру, сделать их счастливыми, исполняя песни, которые я люблю так же, как и они.
Текущий тур TAPFS посвящен 40-летию знаменитого альбома Pink Floyd «Dark Side Of The Moon», который почти целиком исполняется в первом отделении вашего концерта. А вы помните, когда первый раз услышали этот альбом, какие были ваши впечатления от него?
Прекрасно помню! Весной 1973 года я была в гостях у знакомых моих родителей во Флориде. Там собралась большая компания молодежи, мы веселились, слушали разную музыку, и тут пришел один парень, который принес очень странную пластинку – черный конверт с призмой и никаких названий на обложке. «Это новый альбом английской группы Pink Floyd», – сказал он и поставил пластинку на проигрыватель. Мы все были просто потрясены, включали ее снова и снова, и так всю ночь! Ничего подобного я раньше не слышала, эта музыка просто полностью поглотила меня. Надо сказать, что до этого я ничего не знала о Pink Floyd. Мои музыкальные интересы были больше в области фолк-музыки, блюза, соул. Но после этого альбома я просто влюбилась в музыку Pink Floyd, и это оказалась любовь на всю жизнь. Если бы мне кто-нибудь сказал тогда, что я буду исполнять песни с этого альбома на одной сцене с Pink Floyd, я бы решила, что этот человек сошел с ума. Но тем не менее, это произошло!
Хороший повод узнать, как вы все-таки оказались в Pink Floyd в 1989 году? «С маленькой помощью» вашей сестры Дурги, которая тогда уже выступала с Pink Floyd?
Всё как раз с точностью до наоборот! Я была первой, кого пригласили в Pink Floyd еще за два года до этого! Я дружила тогда с одним видеопродюсером, который должен был снимать концерт Pink Floyd в Атланте. Они спросили его, знает ли он каких-нибудь чернокожих вокалисток для участия в съемках, и он предложил меня. (В составе Pink Floyd тогда были две белые вокалистки – Рэйчел Фьюри и Маргарет Тейлор, – прим. авт.) Моя сестра Дурга тогда записывала бэк-вокал для альбома, который я делала с Нилом Роджерсом для Capital Records. Я послала эту запись «флойдам» вместе со своей фотографией, а также фото Дурги и Роберты Фриман, с которой познакомилась буквально за две недели до этого. В ответ я получила альбом «A Momentary Lapse Of Reason» и ноты песен, которые нам было необходимо выучить. Затем уже в Атланте мы отрепетировали материал во время саундчека. Первый концерт мы наблюдали из зала, а на двух последующих уже были на сцене. Так мы трое и попали на официальные видео «Dogs Of War» и «On The Turning Away», снятые для рекламы тура. Это был удивительный и незабываемый опыт для всех нас!
К сожалению, у меня и Роберты были контрактные обязательства, поэтому мы не смогли продолжить гастроли с Pink Floyd, а вот моя сестра осталась с группой до самого конца этого почти трехлетнего тура, так что это она оказалась в Pink Floyd c моей маленькой помощью. (Смеется.) Но она отблагодарила меня позже. Когда полтора года спустя я была свободна, она напомнила обо мне Дэвиду Гилмору, и он пригласил меня в европейский тур группы, в рамках которого я и побывала тогда первый раз в Москве.
Кстати, о московских концертах. В одном из интервью несколько лет назад вы сказали, что те выступления для вас остаются самыми лучшими и незабываемыми за всю вашу многолетнюю карьеру. Ваше мнение с тех пор не изменилось? Что произвело тогда на вас такое сильное впечатление?
Нет, не изменилось, я и сейчас так считаю. А причина кроется в публике. Такого необычайно теплого приема я не видела ни до, ни после! Во время двух первых концертов публика из дальних, дешевых мест пыталась пробиться поближе к сцене, но сотрудники КГБ (тут Лорелей явно погорячилась, – прим. авт.) отправляли всех назад и усаживали на свои места. Это совсем не радовало музыкантов, и тогда Гилмор заявил организаторам гастролей, что если это не прекратиться, то группа отменит оставшиеся три концерта. Это подействовало. Было решено, что публика будет сидеть на своих местах в первом отделении, где исполнялись в основном новые песни, а во втором, где звучали классические номера c «Dark Side Of The Moon», никто не будет мешать зрителям выражать свои эмоции прямо перед сценой и на свободных местах в проходах.
Тем, кто не был на тех концертах, трудно себе представить, что тут началось! Ликующая толпа буквально засыпала монетами всю сцену во время исполнения «Money», а солдаты, только что сурово охранявшие подступы к сцене, сами в восторге бросали нам свои фуражки! Вот что сделало те концерты для меня незабываемыми. И не только для меня. Я видела слезы на глазах у музыкантов Pink Floyd, настолько их, уже много раз объездивших весь мир, растрогал прием, оказанный в Москве.
Какая песня из репертуара Pink Floyd для вас – самая сложная для исполнения?
Безусловно, «Great Gig In The Sky». Хотя это даже не песня в обычном понимании, ведь там нет слов. Это самый трудный вокальный номер, который я когда-либо исполняла.
На концертах Pink Floyd этот вокализ исполняли сначала две, а позже даже три вокалистки. Как вы относитесь к альбомной версии, которую сделала в свое время одна Клэр Торри?
То, что сделала Клэр Торри, безусловно, шедевр. Она спонтанно импровизировала своим голосом от крика и рычания до стона и шепота. В какой-то степени ей было проще – она была первой. Но своим великолепным исполнением она задала такой высокий стандарт в исполнении этой вещи, что его трудно превзойти. Как вы знаете, это композиция о смерти. Для себя я условно разделяю ее на три части. Первая – дерзкий вызов смерти, ты молод, ты не хочешь умирать и не веришь, что этот момент когда-то настанет. Вторая – примирение с мыслью о неизбежности смерти, мыслью, которая приходит с возрастом, и третья – смирение перед смертью, когда жизнь уже подошла к концу. Я исполняла эту вещь как целиком, так и отдельные ее части. Для меня самая трудная – первая, потому что она очень высокая по тесситуре. Мне кажется, что Pink Floyd в свое время приняли очень верное решение, разделив эту композицию между тремя вокалистками: с одной стороны, они облегчили им задачу, а с другой – дали возможность каждой их них проявить себя. И это сработало.
Какие из альбомов Pink Floyd ваши – самые любимые?
«Dark Side…». Помимо этого, мне нравятся многие песни с разных дисков, но если говорить об альбомах целиком, то это «Wish You Were Here», «The Division Bell» и «The Wall», именно в такой последовательности.
После турне с Pink Floyd вы выступали со многими рок-звездами, в том числе с Rolling Stones и Родом Стюартом. В чём вы видите принципиальные отличия в работе с ними от Pink Floyd?
Каждая группа – это другие люди, другой менеджмент и, конечно, совершенно другая музыка. Если репертуар Pink Floyd очень интеллектуальный и стильный, то программа «роллингов» более блюзовая и грубая, если так можно сказать. Что касается Рода Стюарта, то его музыка имеет тенденцию к большей душевности, по крайней мере, то, что он сейчас исполняет. Кстати, благодаря гастролям со Стюартом в 2010 году я второй раз побывала в Москве. Мы тогда выступали в Кремле, и, говорят, это самая крутая площадка в России.
Но вернемся к вашему вопросу. Пожалуй, самое главное отличие для меня в другом. Pink Floyd никогда не подавали себя публике как выдающихся исполнителей, как звезд. Их концерты всегда строились вокруг собственно музыки и ее визуальных образов. Они всегда гордились своей личной незаметностью. В Rolling Stones всё наоборот – Мик Джаггер и Кит Ричардс – суперзвезды, да и остальных членов группы все знают и в лицо, и по именам. Род Стюард тоже рок-звезда. Поэтому и он, и «роллинги» всегда ведут себя на публике именно как звезды, чего не скажешь об участниках Pink Floyd.
Последний вопрос. У вас огромный опыт в музыке. Вы известная певица, автор песен, продюсер. Почему до сих пор у вас нет сольного альбома?
Ну, это не совсем так. Я записала уже два сольных альбома, но они так и лежат без дела. Вы же знаете ситуацию на сегодняшнем музыкальном рынке. Пластинки уже никто не покупает. Но сейчас я думаю, что их все равно стоит выпустить, а то никто так их и не услышит. (Смеется.) Так что ждите в самом ближайшем будущем. Я и сама уже не могу больше ждать. Я дам вам знать заранее, обещаю. Спасибо за такое внимание ко мне, привет всем поклонникам Pink Floyd среди читателей «InRock», до новых встреч!

Александр ЖЕЛЕЗНОВ
Фото автора и из интернет-источников.

Интервью опубликовано в журнале «ИнРок» №4(60)/2013.

Read English version at http://www.brain-damage.co.uk/other-related-interviews/interview-with-pink-floyd-backing-vocalist-lorelei-mc.html

Александр Железнов

Александр Железнов