John Wetton: Взгляд на жизнь
Февраль 1, 2017
Владимир Импалер (1032 статей)
Поделиться

John Wetton: Взгляд на жизнь

Сегодня, 31 января, ушёл из жизни Джон Уэттон. О его тяжелой болезни было известно уже давно, но у поклонников до последнего оставалась надежда на лучшее. Подпитывал её и сам Джон, который стойко боролся с болезнью, и даже запланировал на весну турне с группой Asia. Однако 11 января музыкант объявил, что вынужден пройти еще один курс химиотерапии и будет не в состоянии переносить авиаперелёты. В составе Asia его заменил Билли Шервуд. Заменил — как певец и как бас-гитарист… Но по масштабам личности, конечно, заменить его невозможно никем.

Мы в редакции имели честь общаться с Джоном Уэттоном, как по переписке, так и вживую. Горечь от потери музыканта такого калибра немного смягчает то, что в последние 10-15 лет у Джона был настоящий творческий расцвет. Он восстановил сотрудничество с Джеффом Даунсом и записал несколько великолепных альбомов в составе Icon и Asia. Повод еще раз их переслушать — так же, как и бессмертные диски King Crimson и UK. Rest in peace, John. И перечитать то самое архивное интервью с Джоном, которое мы сделали когда-то в бэкстейдже фестиваля «Герои мирового рока» в Петербурге, и которое кажется теперь до обидного коротким…

ДЖОН УЭТТОН (ICON): ТРЕЗВЫЙ ВЗГЛЯД НА ЖИЗНЬ

 Щекастый и румяный, Джон Уэттон менее всего напоминает сейчас как загадочного творческого юношу из King Crimson, так и зрелого короля поп-чартов из Asia. При личной встрече он оказался человеком с живым, радостным взглядом и приветливым выражением лица.

Джон общался без звездных замашек, но и без панибратства, сохраняя, причем предельно корректно, ощутимую дистанцию между собой и собеседником. Чувствовалось, что какие бы удары ни наносила певцу судьба (а, как вы поймете из разговора, прошедшие годы были для него нелегкими), Уэттон не терял какого-то чисто британского аристократизма. Того, что свойственен и принцу, и нищему.

Прежде всего хочу подчеркнуть, что возможность пообщаться с вами так вот просто, в гримерке, с глазу на глаз – бесценна. Тем более сейчас, когда у вас столько интересной новой музыки. Позвольте показать вам журнал…
(Смотрит.) Я его видел вчера, когда раздавал автографы после концерта.

О, неужели! Приятно слышать. Мы однажды, несколько лет назад, уже делали с вами интервью по email – по поводу альбома «Rock of Faith«.
Точно.

И многие отметили, что это было, мягко говоря, очень странное интервью, с короткими односложными ответами. По всему было видно, что вы в тот момент не испытывали большого энтузиазма от необходимости отвечать на какие-либо вопросы.
Знаешь, я не испытываю большого желания отвечать на подобные вопросы, когда всё, что нужно, уже написано на моём сайте. Всё, что нужно, – просто зайти в Интернет! Все эти вопросы про King Crimson или про Asia – всё уже сказано, все могут это прочитать. Не вижу никакого смысла. Что будет особенного, если я отвечу еще раз? Ничего. (Сердитая пауза.) Если ты хочешь задать их еще раз…

Нет-нет, есть много других вопросов, абсолютно новых. Для начала: что изменилось в вашей жизни с тех пор, то есть со времен записи «Rock of Faith«?
Это был 2002 год, прошло уже пять лет, хммм… Да, в моей личной жизни многое произошло. Я больше не пью. И, как раз с 2002-го, мой сын уже не живет со мной, он переехал в Германию, к матери. Конечно, это всё – исключительно личные события…

Но все ваши фэны очень счастливы за вас, за то, что вам удалось преодолеть пагубную привычку!
Спасибо, я тоже очень этому рад. Избавился от проблемы, преследовавшей меня долгие годы. (Задумывается.) Я нашел ей решение, и теперь моя жизнь гораздо лучше, гораздо здоровее.

Что за сила помогла вам с этим справиться? Музыка или
Нет-нет. Не музыка. Просто если бы я не справился, то просто… сдался бы. Это был вопрос «или-или». Очень сложная тема, я просто не могу всё это объяснить в интервью. Многие люди проходят тот же путь, что и я, но лишь мизерная их часть в состоянии выкарабкаться. Большинство умирает.

Вы знали Дэвида Байрона, играли с ним, и у него была та же беда…
Да, его не стало. Я выстоял, он – нет. Пьянство – болезнь, и она отнимает у людей жизни, как и другие болезни. С человеком может случиться сердечный приступ, откажет печень или еще что, но в первопричине всё то же самое. В новостях напишут, что кто-то скончался от инфаркта, а на самом деле – от алкоголизма. Надеюсь, это со мной не случится. Во всяком случае, сегодня. (Смеется.)

Конечно!
Это был долгий путь. И теперь я свободен. Алкоголь больше для меня не проблема. Теперь мне предстоит смотреть на жизнь без него. И это… совсем не так просто.

Но сейчас в вашей жизни много интересной музыки! Icon – интереснейший проект, по уровню песен не уступающий Asia и U.K.
Спасибо.

Как вы сейчас работаете с Джеффом Даунсом? Сочиняете вещи вместе или каждый приносит свои заготовки?
Мы работаем сообща, во всяком случае, над новым альбомом. Первый мы готовили порознь, потом собрались и показали друг другу свои задумки. Обмениваясь идеями, мы решали, будем ли развивать их дальше. Мои задумки должны быть по душе Джеффу – и наоборот. Дело в том, что наши идеи изначально совместимы: мы пишем в похожих стилях и наши творческие корни лежат в одном и том же – прежде всего, в церковной музыке. Поэтому даже когда мы работаем порознь, велики шансы на то, что всё будет хорошо сочетаться: мы выросли на одних и тех же гармониях.

Вы попробовали работать снова на «Rock of Faith«, всё получилось хорошо и вы решили продолжать?
Именно так.

Получается, ваша сольная карьера «перетекла» в карьеру группы Icon?
Сейчас это так. У меня две группы – Icon и Asia. Asia – прежде всего для концертов, Icon – в основном для записей. Не думаю, что Asia будет записываться в студии в этом году. Может, в следующем. Пока, в этом году, мы думаем записать концертный DVD и CD в Японии. В то же время у Icon выйдет следующий студийный диск.

Как вы решаете, что играть на концертах Icon?
Обычно – так было и в Москве – мы играем примерно 1 час 40 минут. Всё от Wetton/Downes. Немного Asia, иногда исполняем песню, которую сочинили для Агнеты из ABBA, иногда… В Icon мы ничем не ограничены. А сегодня у нас всего 40 минут, поэтому концерт состоит только из песен Asia.

Да, трудный выбор!
Но это рок-н-ролльное шоу, поэтому и выбор соответствующий.

А в Москве вы исполняли также «Book of Saturdays» King Crimson.
Было дело.

Но есть ведь столько других интересных вещей эпохи Crimson и UK, которые подошли бы по стилю… И – по крайней мере, в России – спрос на музыку King Crimson огромен, почему бы вам не расширить исполняемый на концертах «кримзоновский» репертуар?
Ну… мы не можем играть всё на свете. Это выборка. Сейчас – «Book of Saturday» и «Battle Lines», на другом концерте – скажем, «Rendezvouz 6.02», всё может быть. Перед нами – невообразимая музыкальная сокровищница, из которой можно черпать материал.

А как насчет диска «Arkangel«?
Разумеется! С него тоже мы многое играем.

Мой любимый альбом в вашей сольной дискографии.
Спасибо, спасибо. Что касается сольных песен, то с ними вообще никакой проблемы нет, потому что двое других парней в Icon – Джон и Стив – играли в моей сольной группе. (Смеется.) Мы записывались вместе долгие годы.

Они – везде!
Да, очень разносторонние музыканты.

И в завершение: премного извините, один вопрос из истории, ответ на который на вашем сайте найти мне не удалось.
Какой же?

Насчет UK, их попытки воссоединения в 90-е. Что-то ведь было записано?
Да, мы почти сделали новый альбом. Думаю, запись была полностью завершена. И… (пауза) потом… Это вообще типично для моих отношений с Эдди Джобсоном. Завершив запись, мы разошлись по своим дорогам, не сказав друг другу ни слова. Точно так же, как и в 1979-м, турне закончилось в Голландии, мы разъехались по домам – и не видели друг друга следующие 15 лет.

Точно, вы писали об этом в автобиографии.
Да. В 90-х, после записи, он также ничего не сказал. Мы попрощались и не говорили друг с другом год или два, а потом… я узнал от кого-то другого, что запись ему не понравилась. Так что…

Непостижимо.
Я не знаю, почему! Так что… (Сухо.) Я просто… забыл обо всем этом. Запись была хороша, весьма хороша, насколько я ее помню. Но Эдди считает себя каким-то… единоличным авторитетом в прогрессивной музыке, поэтому… он еще 30 лет будет записывать что-нибудь. Не знаю. Я, по правде… не просыпаюсь по ночам, думая о UK. Всё это – дело прошлое.

Конечно, когда у вас столько новых записей!
Да, есть чем заняться.

Что это была за музыка, насколько она отличалась от «классических» UK?
А, это был концептуальный альбом. Рассказывающий о Центральной Европе того времени. Сейчас, спустя 14 лет, тема уже давно не нова. События происходили главным образом на Черном море. Было бы замечательно, если бы всё это вышло году в 1992-93. Но не сейчас.

Но хорошая музыка – вне времени…
Наверное, но это был концептуальный диск, рассказывающий о коллапсе коммунизма. Что ж, мы опоздали на эту лодку. Поздно, поздно.

То есть тема затрагивает напрямую нашу страну.
Конечно. Но это всё-таки не конкретное описание событий, а просто аллегория. Свобода, крах Советов и вместе с тем – эмоциональный аспект: свобода чувств, падение барьеров, всеобщая любовь и понимание. Сейчас это время ушло навсегда.

Владимир ИМПАЛЕР
Благодарим Егора Тюрина за организацию интервью, Ирину Грудину (NCA) за аккредитацию на фестиваль.
Опубликовано в «ИнРоке» №23/2007.
Фотографии с московского концерта Icon (22 февраля 2007 г., клуб «Апельсин») — Сергей Беляков.

Владимир Импалер

Владимир Импалер